Последние комментарии

  • Елена Киселёва
    с прозрачными босоножками класс!С чем носить дубленку этой зимой
  • Татьяна Ларина
    Красивая Моника, а с возрастом она ещё красивее стала.19 архивных кадров Моники Беллучии
  • Вера Плесовских
    Интересно, а сколько такая операция стоит? "Я стала ненавидеть свое тело и себя саму. Хотелось все бросить и сбежать"

«Дэвид для меня больше, чем вдохновение», – звезда «Твин Пикс» Криста Белл о Дэвиде Линче и внеземной природе творчества

Криста Белл – певица, автор песен, продюсер, модель, актриса, та самая Тэмми Престон из третьего сезона «Твин Пикс». К ее описанию легко можно добавить эпитеты «невероятная» и даже «неземная». Она обладает действительно космической энергией во всем, что делает: каждое движение Кристы наполнено невероятным шармом и поэзией, что, находясь рядом или даже просто включая ее музыку в своем плейлисте, невольно чувствуешь, как попадаешь под это влияние и влюбляешься.

Мы встретились с Кристой прямо перед ее концертом в Москве и успели поговорить о музыке, вдохновении и даже о влиянии Дэвида Линча на ее жизнь.

 

Это не первый Ваш визит в Россию…

Да, я в Москве уже четвертый раз.

 

…И вы даже начинаете свой тур “Time Never Dies” именно в России. Не могу не спросить: почему?

Иногда планирование тура — это загадка, вещи складываются сами по себе. Два года назад, когда мы приехали выступать в Россию, зрители были просто нереальными и энергия зала была просто потрясающей. Выходя с концерта, я точно понимала, что хочу вернуться сюда еще раз, и как можно скорее.

В Америке есть много групп, которые умереть готовы, чтобы выступить в Москве и Санкт-Петербурге, и мне очень повезло, что у меня есть такая возможность.

Ну и во многом это, наверное, особая связь с искусством Дэвида Линча, которая, кажется, есть на каком-то национальном уровне. Не в каждой стране есть такое. Честно говоря, больше всего, мне кажется, Линча понимают в России, Италии и Голландии. То есть, понимают на более глубоком уровне. В Америке тоже, в некоторой степени, но не так, как здесь.

 

Да, возможно жизнь в России иногда напоминает кино Дэвида Линча. Тогда самое время спросить о Вашей работе над «Твин Пикс». Была ли эта история для Вас настолько же легендарной, как и для огромного количества фанатов сериала?

Это одна из таких историй, что со временем приносит все новые и новые открытия, но и создает больше загадок и секретов, которые нужно разгадать. Именно тот вид искусства, который вас поражает, а со временем становится только лучше. Поэтому я согласна с каждым, кто считает, что это шедевр.

И еще со временем, и я говорю так отнюдь не потому, что принимала в нем участие, я действительно чувствую, что из всех шоу, что я когда-либо смотрела, оно поражает меня особым удивительным образом. Мне кажется, что часть этого удивления – 25 лет, на протяжении которых оно создавалось.

Знаете, этот как сцена с Нормой и Эдом, когда они наконец оказываются рядом спустя все это время – она работает так мощно еще и потому что у тебя были все эти годы ожидания, когда ты переживал за героев. Немного похожую силу имеет, например, «Отрочество» Линклейтера, которое снимали на протяжении 12 лет. Это именно то особое значение, которое ты получаешь, когда можешь проследить за жизнью героев на протяжении большого времени. Как будто навестить людей из наших далеких воспоминаний.

В значительной степени именно поэтому я нахожу «Твин Пикс» таким особенным. Но в то же время из-за Дэвида: он непревзойденный художник, он всегда создает, всегда занят искусством: скульптурами, картинами, аниматроникой, поэзией, музыкой, ну и конечно фильмами. Но здесь именно 25 лет этой художественной жизни, все, чему он научился, были вложены в Твин Пикс.

Я думаю, что это также было результатом того, что Твин Пикс был тем существом, которое он так любил, но был вынужден отпустить – во втором сезоне Твин Пикс его даже не было. И я думаю, что он как будто смог воссоединиться со своим детищем, и, наконец, стать отцом, которым он всегда хотел быть. Но на этот раз, имея за плечами большой жизненный опыт и личностный рост. Так что это больше казалось судьбой, и чем-то на гораздо более высоком уровне уровень, чем обычное ТВ-шоу.

И что же вы почувствовали, когда узнали, что станете частью этой истории, воплотив образ Тэмми Престон?

Это казалось чем-то нереальным. И до сих пор кажется. Это был очень долгий процесс для меня. На самом деле, когда Дэвид показал мне сценарий, то как-то мимо ходом сказал: «Я думаю, что у меня есть роль для тебя в одном из моих проектов». Причем совершенно не в смысле: «Я написал персонаж для тебя». Поэтому я всегда предполагала, что он просто подумал, что я, может быть, могла бы сыграть Тэмми.

И буквально пару месяцев назад я сказала ему: «Дэвид, удивительно, что у Тэмми и Гордона так много такой же динамики, как у нас с тобой»! Он посмотрел на меня как на полную идиотку и сказал: «Криста Белл, я написал эту роль для тебя». И это как будто взорвало мой разум. Он никогда не говорил об этом. И через четыре года после того, как я узнала, что просто могу быть частью «Твин Пикс», я поражаюсь еще сильнее. Мне уже было достаточно того, что просто я могла стать этим персонажем, но, когда я узнала, что он написал эту роль, думая обо мне – я была глубоко тронута.

 

Вас часто называют музой Дэвида Линча, но что вдохновляет Вас саму?

Конечно, Дэвид для меня больше, чем вдохновение, он наставник и ментор образа жизни. Я никогда не встречала никого, настолько же сильно посвятил себя искусству в любой форме.

Иногда я сама даже не знаю, откуда приходят идеи. Я скорее становлюсь рабыней мелодии и песен, когда они приходят ко мне.

Мне кажется, если искать источник вдохновения, главное, что я могу назвать – это луна. Я как будто в ее власти. Могу взглянуть на нее и с уверенностью сказать: «О да, вот как это будет». Я чувствую глубокое влияние луны, в каком-то космическом смысле.

Порой меня может вдохновить момент, когда я еду одна за рулем по пустынной трассе. Вот тогда я чувствую присутствие музы. Или же когда смотрю на небо и разглядываю облака.

В то же время, в моей жизни так много прекрасных друзей. Я просто выиграла в космическую лотерею, и поэтому приманиваю магнитом множество вдохновляющих, блестяще талантливых женщин. Я чувствую, что есть так много всего, чему я могу научиться у женщин в своей жизни: чрезвычайно сильных, способных и талантливых.

Пусть даже это прозвучит немного как клише, но меня очень вдохновляет моя мама. Мы очень близки. Я думаю, в конце концов, мы все хотим, чтобы родители нами гордились. Поэтому то, что моя мама гордится мной – это то, что вдохновляет меня.

 

И как же не потерять себя при всём влиянии со стороны, пусть и от очень интересных и уважаемых людей, но как сохранить это внутреннее ощущение ответственности за собственное творчество?

Меня очень подпитывает это чувство удовлетворения, когда я понимаю, что выхожу из своей зоны комфорта настолько, что делаю то, что и не думала, что смогу, и в итоге получаю отдачу. И то самое чувство, когда ты достигаешь чего-то, ждет тебя на другой стороне этого пути. Именно оно заставляет меня покорно двигаться, но также придает уверенность.

Например, на съемочной площадке с Лорой Дерн у нас была очень значимая сцена: станция ФБР, и ее персонаж приходит, чтобы попытаться убить Гордона Коула. Она произносит поворотный для ее героини монолог, и, я помню, делает это так мастерски, что все остаются просто сражены уровнем ее игры. А после этого она принесла на площадку десерты, макарон, и угостила нас всех. Получилось так, что она взорвала наши умы и дала нам угощение. Конечно, она непревзойденный профессионал, но тогда я действительно была так впечатлена ею.

Наверное, так и должно быть, если тебя окружают такие талантливые, но в то же время добрые и скромные люди, что ты просто чувствуешь счастье от того, что они рядом.

 

Ваша музыка довольно чувственна, периодически она вводит в транс, в лучшем смысле слова. Расскажите подробнее о процессе ее создания. Какой для вас самый простой путь к достижению вдохновения?

Да, если честно, то, что я упоминала ранее о вождении. Для меня это один из безошибочных способов, это похоже на активную медитацию. Я достаточно проехала из Сан-Франциско в Лос-Анджелес. Если вы находитесь в пути, а перед вами это прекрасное открытое небо, то значит у вас просто есть возможность дать идеям прийти. В таком состоянии я обычно остаюсь наедине с собой, держу рядом телефон для голосовых заметок, но отдаю мысли луне и приятному ветру.

А еще, ненавижу это говорить, потому что это ужасно… Но иногда мне помогает табак, только одна сигарета, если у меня просто есть минутка. У меня нет склонности к привыканию, наверное, я просто не очень преданна таким вещам. Но я могу выкурить одну вкусную сигарету – и это все, что мне нужно, чтобы зажечь целую песню. И еще мне очень нравится темный шоколад с каннабисом.

 

Мне бы очень хотелось узнать инсайт о работе над саундтреком для «Внутренней Империи». В чем для вас отличие написания собственной музыки от работы над саундтреком: что движет, что вдохновляет. И что помогает найти эту тонкую параллель, чтобы поддержать музыкой именно те эмоции зрителя, которые закладывает фильм?

Конкретно этот пример очень необычный. Я не совсем отвечу на Ваш вопрос, потому что это скорее история о предопределении и судьбе.

Мы с Дэвидом написали «Polish Poem» году в 2001 или 2002, и никто из нас не помнил, что это песня вообще существует. Тогда мы проводили много таких сессий, когда просто записывали музыку. И эта песня была записана всего за пару часов, и была такой странной, словно поэзия, уложенная на мелодию… Но это не было похоже ни на что. Это было так атмосферно и абстрактно, и просто как-то вытекло из нашего разума. Это было чем-то особенным и было названо «Polish Poem».

Спустя годы, личным инженер Дэвида, наш дорогой друг и соавтор многих песен, Джен Харли, копался среди старых жестких дисков, когда Дэвид искал саундтрек к «Внутренней Империи», и нашел эту песню. Тогда Дэвид позвонил мне и сказал: «Я только что услышал самую красивую песню! И я хочу, чтобы она была во «Внутренней Империи». Я понятия не имела, о чем он говорил. Тогда он продолжил: «Я знаю, это безумие, я сам не помню, чтобы мы это делали, но теперь, когда я это услышал… Ты должна приехать в Лос-Анджелес и послушать ее». Тот факт, что эта песня называется «Польская поэма», что так много польского связано с фильмом, просто идеально совпало. В то же время для «Внутренней Империи» мы отсняли много сцен, в которых я пела, но не имели возможности использовать эти песни. Именно эта композиция появилась для нас всех из ниоткуда, и Дэвид решил сделать ее очень важной частью фильма. Так что «Polish Poem» – это не совсем подходящий пример для Вашего вопроса, но в общем, когда вы пишете песню для фильма или телешоу, то просто надеетесь и молитесь, чтобы получилось найти золото.

Я сама нахожу, что иногда песни для фильмов немного недоделаны. Напишите песню… Не знаю, саундтрек к «Королю Льву»… Даже Бейсонсе сделает это, и сделает это здорово, но не всегда получается, что музыка прольется из самых сокровенных частей, потому что вы пишите «для чего-то». С «Polish Poem» же вышло иначе. Этому просто суждено было случиться.

 

Как вы морально готовитесь к выступлениям?

На администрирование тура иногда уходит около семи месяцев: мотаясь от сделки к сделке, запись и промо-кампания. И все это ради примерно 70 минут на сцене.

Я стараюсь прочувствовать, что это мое предназначение, и я верю в это. Я пошла такой путь не для того, чтобы позволить этому чувству быть менее, чем волшебным. Поэтому я просто держусь за эту мысль, и отдаю на выступлении все, что могу. Я чувствую каждую клеточку моего тела, и отдаюсь этому опыту: словно я сосуд, через который походит музыка.

 

А что чувствуете, находясь на сцене?

Это чувство какой-то более глубокой цели, я чувствую связь. Мне хочется быть музыкантом и исполнять музыку для живой аудитории. Я думаю, что это лучшее, что может случиться. Это как наркотик, активный обмен энергией, и это пьянит. Это также ужасно, но это часть опьянения: потому, что ты не можете знать наверняка, что люди подумают, ты не знаешь, получится ли у тебя. Ты ничего не знаешь, кроме того, собираешься отдать все, что у тебя есть.

 

С какими эмоциями выходите после концерта?

Восторг. Восторг и удовлетворение. Раньше такая отдача могла опустошить. Но сейчас я создаю как бы внутреннюю систему фильтрации. Это помогает мне физически защищать свою энергию, а также защищать энергию зрителей. С тех пор как я научила себя делать это 20 лет назад моя жизнь изменилась.

После шоу я чувствую себя сильной и живой. Честно говоря, иногда настолько, что даже не могу спать. Но раньше, пока я не выработала этот защитный механизм, порой после шоу я была сильно истощена, почти пуста. Словно исчерпала все силы. Не могла даже составлять предложения, даже не пыталась разговаривать с аудиторией... Теперь все по-другому. Во время выступлений я живу, и это мне возвращается. Именно по этой причине я делаю то, что делаю.

 

Интервью: Яна Лебедева
MUA: Марина Азнаурова
Hair: Ксения Кочина

 

 

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх